Официальный сайт прихода Воскресенского храма пос. Кожино Рузского района Московской области
Храм Воскресения Христова п. Кожино

Королёва Мирия Михайловна

(1931 года рождения)

Приехала я в Кожино в 1993 году. Храм был полуразрушен. По крыше ребятня лазила. Молодежь буйная – ломали там всё, играли в карты. Бедные, им ведь никто не объяснял, и не знали они, что за великое таинство совершалось здесь когда-то – таинство причащения святых Христовых Тела и Крови Господа. Около храма на старом кладбище были выстроены сараи, навоз вокруг.  Мне стало неприятно как-то, и я всё думала - почему именно к храму навоз таскают? Мене эта картина не давала покоя, хотелось что-то предпринять, совесть не давала оставаться равнодушной.

Однажды стою я в комнате, молюсь, смотря в окно на заброшенный храм, так как иконами я еще не успела обзавестись. И вдруг смотрю и вижу перед глазами белый храм. Потрясла головой, смотрю опять храм – белый-белый. Смотрю и думаю, что не разу не видела такой храм. И потом все пропало. Как будто видение было такое. Рассказала я про это подруге своей Марии. На удивление она мне сказала, что ей было такое же видение. Решили мы что надо что-то делать, как-то начинать восстанавливать храм. Но не знали с чего начать. Ну и решили позвать батюшку из соседнего села, отца Вадима. Он приехал, собрали собрание в сельсовете. Необходимо было собрать 20 человек – приходской совет. Занялись этим мы с Марией. Двадцатку собрали. Далее нужно было обращаться в местный архив, собирать информацию о храме. Приехала я в архив, узнала что храм называется Воскресения Христова. Сотрудник архива мне много рассказал про храм, но я все забыла и не вспомню уже теперь. Недавно я попала в автомобильную аварию и получила травму головы, после чего память стала совсем плохая.

Мария предложила попросить местных жителей владельцев сараев убрать навоз от храма. Обошли жителей, сказали что храм будет восстанавливаться. Люди согласились, стали убирать навоз. Народ как-то шел к нам на встречу первое время, прислушивался, кто-то помогал, жертвовал материалы для строительства, деньги. А кто-то наоборот подворовывал стройматериалы – не без этого. Всё вручную делали, постепенно отстраивали храм. По выходным приезжал батюшка, служил молебны, панихиды. Позднее уже, когда алтарь немного отстроили, стала совершаться литургия. Но тут у меня уже сложились обстоятельства, и я перешла в другой приход соседнего села. Сюда же вернулась в 2002 году, когда уже назначили настоятеля отца Владимира. Возраст у меня уже и больная вся, но как могу все равно помогаю в храме, пеку просфоры. Бог даст, ещё поживем.

 

Курносова Мария Ивановна

(1938 -2010)

Приехала я сюда в 1959 году. И в поселке ничего не было кроме разваленного общежития. Мы приехали сюда бригадой по договору работать, отделывать дома, штукатурить, делать малярные работы. Воды у нас не было. Местные жители сказали нам, что у храма есть колонка. Пошли мы туда за водой. Потом мы спустились вниз по аллее. Здесь аллея была такая красивая, по бокам розы высокие, а дорожка была выслана белыми камушками. Внизу была котельная, которая отапливала Морозовский особняк. Там отдыхали в тяжелом состоянии больные с открытой формой туберкулеза. Воздух был прекрасный, сосновый бор, вокруг особняка были кедры большие, очень красивые, дорожки ухоженные цветами, клумбами. И мы по вечерам здесь любили прогуливаться. На нас ругались, конечно, потому что сюда нельзя было ходить, здесь была запретная зона. Но мы все равно украдкой, когда все ложились спать, приходили сюда полюбоваться.

Позднее, когда был отстроен санаторий, в особняке открыли пионерский лагерь, временно. Я там работала поваром, готовила ребятишкам. Напротив храма стояли два барака. В них жил персонал, который обслуживал Морозовский особняк, в котором лежали больные с открытой формой. Эти бараки сломали, а на их месте решили сделать стадион. Когда начали ровнять землю под стадион, то нашли там мину. Её военные потом забрали.

Нам тогда все интересно было, лазили везде. В храме был подвал. Мы спустились туда и увидели там гробики, которые были отделаны кирпичом. Их было достаточно много, весь подвал был заполнен. Там было темно, мы очень испугались и вылезли от туда. Около храма понастроили сараи кругом. Помню однажды, когда к сараям стал подъезжать кран, то на месте захоронения, которое находится напротив алтаря, он провалился. Там трясина была какая-то, все туда проваливалось, что ни сыпали – все проваливалось. Тогда шофер этого крана нашел там кувшин с монетами. Он сказал нам, что отдаст его в соответствующие органы, но неизвестно отдал ли он его или нет. По словам водителя, монеты были очень старинные.

Потом в храме сделали склад, хранили материалы для строительства. Нас в то время собирали на уроки лекций. На одном из уроков лектор рассказывал про храм и окрестности. Говорил он, что храм этот был древний, построенный в 1842 году, принадлежал Морозовым. У Морозовых тут была усадьба. На территории ныне существующего санатория находилась псарня, в ней держали собак для охоты. В то время здесь всё было очень красиво.

Старожилы рассказывали, что на берегу реки стояла водяная мельница, которая молола хлеб для храма, и по сей день на том месте в воде лежит плита. А на берегу рядом с мельницей был родник. Он и сегодня есть, но правда заплыл уже.  Тут родников много вокруг. Ещё говорят, что из алтаря старого деревянного храма был подземный ход к мельнице у реки, а далее через речку на другой берег. И во время неприятеля священники уходили по подземному ходу, и враги не могли понять, куда они бесследно исчезали.

На том месте, где сейчас святой источник, на горе, стоял девичий монастырь. Там же на месте монастыря, как рассказывали старожилы, было «голубое озеро», из под которого сегодня и бьёт освящённый источник. На этом озере стоят сейчас большие ели. Говорят, что сюда даже приезжали люди издалека посетить монастырь и испить водички из этого озера. В то время когда я ещё работала, эту воду из источника отправляли на экспертизу. Исследование показало, что вода очень хорошего качества.

Ну, вот и всё в принципе, что я видела, знаю и могу рассказать о прошлом храма и посёлка.

Поделиться в соц. сети